Духовные маяки в современной жизни

Духовные маяки в современной жизни

Фрагменты из выступления пресс-секретаря  Синодального отдела по монастырям и монашеству архимандрита  Мелхиседека (Артюхина). Московский гость выступил в  Свято-Даниловском монастыре  в Переславле-Залесском на конференции  для монашествующих Переславской епархии. Он является настоятелем  московского Подворья Свято-Введенской Оптиной Пустыни  храма святых апостолов Петра и Павла в Ясеневе,  и еще одного храма в Ясеневе  — Покрова Пресвятой Богородицы. Напомним, что именно в храме Покрова  27 декабря 2015 года за Божественной литургией был хиротонисан во епископа правящий архиерей Переславской епархии владыка Феодор.
На конференции присутствовали  епископ Переславский и Угличский Феодор,  епископ Галичский и Макарьевский Алексий, священство,  настоятели и насельники мужских и женских монастырей Переславской епархии. Тема доклада  архимандрита Мелхиседека: «Преподобные отцы о сути монашеской жизни». Батюшка известный просветитель,  его выступления часто можно  слышать по радио, видеть по телевидению и в интернете. Тема монашества для него одна из самых любимых. Начиная, он отметил, что его выступление – не доклад, а беседа на сущностные вопросы монашеской жизни.
Итак,  для монашествующих жизнь по совету – обязательное условие духовного подвига. Отец Мелхиседек  рассказал, что в Киккском монастыре на Кипре, где он недавно был, символом обители является пчела. Монаха тоже нередко сравнивают с пчелой. Пчела собирает нектар с цветов и перерабатывает его, а инок собирает духовный нектар.
— Мы должны добывать духовный мед, чтоб принести его в свой монастырь, в свою церковь, в свою келью.
Архимандрит Мелхиседек уверен, что  у монахов сегодня  как бы сглажены, даже принижены  представления о самих себе. Они не ценят то,  что имеют. А ведь оптинский старец Варсанофий говорил о том, что монашество – есть блаженство, какое только возможно для человека на земле. Выше этого блаженства нет ничего. И это потому, что монашество дает ключ к внутренней жизни. Блаженство внутри нас, надо только открыть его. Полное блаженство – на небе, в будущей жизни, но нижняя ступень его – на земле.
— Мирской ярем нося и скорбный совершая,
Средь мрака и стремнин тернистый жизни путь,
Сподобился я видеть отблеск рая…
И ты увидишь, полный изумленья,
Иной страны сияющую даль –
Страны живых, страны обетованья,
Грядущего за подвиг воздаянья,
Желаний твоих край,
—  подкрепил отец Мелхиседек   высказанную мысль стихами Варсонофия Оптинского,  и добавил, обращаясь к  присутствующим, что «мы все живем в этой стране обетования».
Коснулся он и такой   темы, как  проступки монашествующих: —  Чуть монаху  стоит оступиться, его будут рассматривать как в увеличительное стекло.
По мысли батюшки, это происходит в том числе и потому, что простой человек рассуждает: какой с нас спрос. У нас у всех грехи, но ведь  должен быть кто-то святой.
Монастыри — это  духовные  маяки в современной жизни. Как говорил Паисий Святогорнец,  «Никто же не осуждает маяки за то, что они не работают уличными фонарями». Они указывают людям путь ко спасению. А монахи это радисты. Дай им в руки автомат во время боя. Ну, выстрелят пару раз. Толку-то. Они налаживают связь со штабом, и это спасает отряд.
Кто-то из святых отцов сравнивает монахов со столбами, к которым в  винограднике привязывают лозу: если не будет крепкого столба, лоза упадет на землю. Если не будет  монашеской молитвы, мир перестанет  существовать. А богослужебный  круг это кольцо, при помощи которого монашество общается с вечностью.
Какие-то явления духовной жизни отец архимандрит подкреплял собственными примерами. Рассказал, например,  как в 86-м году на волне общего воодушевления пришло их сразу 13 человек в Троице-Сергиеву Лавру. В одну келью поселили десять человек, в другую троих. Он попал туда, где трое. Но с соседом не повезло. На ночь он напивался чаю, надевал шапку-ушанку, накрывался с головой  и открывал форточку.  Терпели они, терпели,  и пошли к архимандриту Кириллу (Павлову).  Рассказали,  как брат себя ведет, и попросили благословения сделать перегородку. А батюшка ответил, что в монастырь они пришли не строить перегородки, а их ломать.
— Мы должны быть одним целым, чтоб из множества  стать единым во Христе.
Для желающих монашества  большое значение имеет благословение родителей. И об этом говорили на встрече.
— Знай, что ни замуж, ни в монастырь без родительского благословения уходить нельзя, — писал в письме свое чаду отец Иоанн Крестьянкин. – И помни, что все бывает вовремя для тех, кто умеет ждать.
Не обошла эта проблема и отца Мелхиседека. Вот как он рассказал об этом:
— Мы почти все выросли в атеистических семьях, и понимали, что родители благословение на монашество не дадут, потому что не понимают монашеской жизни. Мама отпустила меня в семинарию с одним условием – не становиться монахом. Дважды я подавал прошение на постриг. И тщетно. Наступил третий год. Приезжает мама, я о монашестве не слова, Погода, природа, птички. Разговор не клеится. И вдруг она говорит: ты будешь монахом!
И рассказала, в какое отчаяние она впала: отец оставил,  один сын женился, второй уехал в Лавру. Поняла, что осталась одна. Заснула и слышит: ничего не бойся! Твой сын будет монахом! Проснулась вся в слезах и  в Лавру. Через несколько дней ее сын принял монашеский постриг.
«В  монастыре друг друга шлифуют, а в миру ведь сразу новопостриженный в руки игуменский посох берет — и конец монашеству», —  говорил Иоанн Крестьянкин. Еще один рассказ на эту тему.  Один владыка приехал в монастырь, и спрашивает настоятельницу: матушка, сколько у вас сестер. Та подумала, и говорит, что человек восемь. — Как же, я только на службе   человек двадцать видел. – Нет, восемь. – Да я больше видел.  – А остальные игуменьи.
— Куда ты не пойдешь,  найдешь  то, что принес с собой. Для хорошего все хорошо, а для плохо все плохо, — предостерег отец Мелхиседек тех, в чьих головах могут появиться мысли сменить монастырь. И вновь процитировал старцев. Не лучше ли жить по русской пословице: на чужой каравай рта не разевай, а пораньше вставай да свой припасай.
Оптинские старцы говорили, что монашеская жизнь трудная. Но она  самая высокая, самая чистая, самая прекрасная и даже самая легкая.  Истина на стороне малых, а не многих. Потому Господь и сказал возлюбленным ученикам: не бойся, малое мое стадо!

Пресс-служба Переславской епархии