Об Ивановской на Лехте школе, гаджетах и Покрове Божием

Об Ивановской на Лехте школе, гаджетах и Покрове Божием

В Ивановское на Лехте я ехала со своей знакомой, мамой четверых детей: одна  дочь студентка, две младшеклассницы,  и сын – подросток. Знакомая ехала  на разведку в сельскую общеобразовательную  школу, о которой много слышала. По дороге мы говорили о вызовах времени. О том, что зона риска для  детей неимоверно расширяется. Особенно для подростков.  Родители  порой оказываются бессильными перед наступлением этого всепоглощающего либерал-глобалистского  мирового агрессора.  Семья моей знакомой из разряда благополучных.  Дети хорошо учатся,  с малолетства ходят в церковь, посещают воскресную школу, находятся под полным контролем любящих родителей. Папа и мама молодые. Глава семейства имеет бизнес. Мама не работает  и полностью посвящает себя детям:
— Большая часть наших  приходских многодетных  семей  в Ярославле имеет примерно одинаковый культурный бэкграунд, багаж знаний и систему убеждений.  И почти у всех, когда дети достигают подросткового возраста они выходят из-под контроля родителей, — рассказывает она. —  Ну, ладно, я смирилась, когда  сын  не по-детски увлекся «Властелином  колец». Толкина даже  относят к христианским писателям. Но когда он начал с утра до вечера слушать  рэп, это  оказалось выше моих сил. Старшая дочь знает английский язык. Как-то заходит, и  прямо как кинется на него. «Ты что слушаешь! Ну- ка,  выключи быстро! Ты знаешь, что там поют?!». «Не знаю». «Мама, закрой уши». Видно, смутился.  Теперь не включает. Но зато другое включает.
Мы говорим о том, что сейчас из всех виртуальных щелей пропагандируется  счастливая сладкая жизнь: у  меня зашибенная  прическа, у меня одежда от Гуччи:
— «Мама, Гуччи сейчас это так круто!  Одежда такая здоровская!».  И хоть понимаешь, что это пройдет,  и можно просто промолчать,  типа,  да видали мы этого Гуччи, но надо с ребенком разговаривать, — рассуждает моя спутница. — . А  давай посмотрим на него.  Гуччи это же фамилия. Вот дядя вихляется на сцене,  это его бизнес. «Да-а-а-а!».  А ты думал слово красивое? Хочется подняться над этой глупостью, а надо опускаться, говорить  с ними.
Она сокрушается, что наши дети не знают советских фильмов,  многие даже мультиков не знают. Их родители не  хотят смотреть черно-белое кино, а хотят смотреть сериалы.
— Я как-то  поставила подружкам моей старшей дочери  «Я шагаю по Москве». Посмотрите, какие  парни!  Они: как это можно? Он только приехал в Москву, а ему уже пиджак дают. «Дикая собака Динго»!  Какой прекрасный фильм для подростков.  Я показываю тоже такие  фильмы детям.  Но как только  начинаются длинные планы, они уже зависают,  они пошли.  А ведь  паузы  это возможность для внутренней работы человека, его внутреннего роста. Ничего не меняется на экране, только дорога.  В эти моменты ты остаешься сам с собой. Сейчас ничего этого нет.  Все моргает, сверкает,  планы сверху, снизу, сбоку. Человек сам себя не слышит, потребляет что дают.  А советские фильмы позволяли слышать себя.
Про  компьютерные игры даже говорить не хочется. На вопрос «что бы вы сделали,  получив в наследство от далекого дяди десять миллионов долларов» мой сын ответил  «вложился бы в игру Дота». Одноклассницы дочерей играют в бабку Грэнни.  Наше поколение вырастили бабушки в деревне, поколение наших детей растит сумасшедшая бабка Грэнни.
Или соцсети. Старшая зарегистрирована везде: ведет страницы в  Фейсбуке, ВКонтакте, Инстаграм. Периодически у нас возникают споры: зачем это надо выставлять себя напоказ. Или сбиваться в компании  и хвалить друг друга.  Ну,  ладно дети. У них период самоутверждения.  Но меня удивляет, когда взрослые  женщины выставляются.  Вот я у реки. Вот я у куста.
За окном  все тянется и тянется  дорога.  Времени остаться  с самим собой  у нас  больше  чем достаточно. Расстояние от Ярославля до Ивановского на Лехте 120 километров. У Ростова Великого сворачиваем с трассы,  минуем мощные стены Борисоглебского  монастыря  и направляемся в  сторону  Кондаково,  ставшего  знаменитым благодаря  источнику   святого Иринарха-затворника.  Именно по этому пути ежегодно  идет многодневный Иринарховский крестный ход. Где-то на пол дороги  к источнику поворот на Ивановское.
Село как село.  На глаза попадаются новые дома, не коттеджи, а именно дома на одну семью.  Едем к храму. Сегодня здесь  служба, посвященная 100-летию  со дня мученической кончины Александра Елоховского,  в былые времена  директора этой школы, а затем священника.  Его расстреляли после Ярославского мятежа,  когда всех забирали под одну гребенку. С  точки зрения новой власти, было за что –  Елоховский считал, что  школа в России без «Закона  Божия» существовать не может.
Небольшая церковь в северном стиле (маленькие Кижи), построенная  в 2004 году на месте взорванной  при советской власти, переполнена детьми. Сегодня архиерейская служба,  служит епископ Переславский и Угличский Феодор. Понятно, что это событие работает на увеличение  явки, хоть владыка здесь не редкий гость. Не далее как в июле вручал выпускникам аттестаты об окончании школы,  а  двум выпускницам золотые медали.  А до этого вместе с владыкой ивановские школьники были на детском  празднике  благоверного царевича Димитрия Угличского,  который традиционно проводится в Угличе.

Недостатка в  прихожанах в Ильинской церкви Ивановского на Лехте  никогда нет. И дети, и их родители на воскресные службы в храм ходят обязательно. Сегодня будний день, а поэтому с детьми в основном мамы. Папы  на работе.  Детей не просто много, а очень много. Младшие разместились впереди. Мальчики в кадетской форме  с  нашивками «Россия»  на рукавах  держатся вместе. Сказать, что все стоят по струночке, тоже не скажешь. Но дисциплина на высоте. Видно, что обстановка для детей привычная. Все под присмотром  взрослых. Когда малыши устают,  воспитатель предлагает  им сесть прямо на устланный ковром  пол. Если, конечно,  в это время  не то место Литургии, когда садиться нельзя.  Дети эти места хорошо знают: когда поют «Иже херувимы», читают «Верую», «Отче наш», или идет Евхаристический канон.

На клиросе поют  старшеклассники.  Хоры Ивановской школы регулярно берут престижные награды.  В райцентре ежегодно проводится  фестиваль «Поющий Борисоглеб»,  приуроченный  ко Дню славянской письменности и культуры. Девиз Всероссийского хорового общества,  в рамках которого проходит фестиваль  «Хор — прообраз идеального общества».  Смысл: без хора не могут существовать  нация, народ, государство.
Царские врата закрываются, и все начинают готовиться к причастию. Рядом  на скамейке сидит молодая женщина с ребенком на руках.  Тут же сын-подросток. Знакомимся. Женщину зовут  Марина. Она из Ярославля.  Рассказывает, что об этой школе узнала из интернета, когда пришло время  учить детей.  Хотелось хорошо их воспитать.    Купили семьей  дом в Ивановском и переехали сюда жить. По  такой же схеме действуют и другие семьи:
—  Дома покупают или строят,  на что у кого денег хватит.  Кто здесь поселяется,  идут в общеобразовательную  школу как местные жители. Многие приезжают из  Москвы, Питера, с Украины, Белоруссии. Не местные, чтоб учиться в школе проходят конкурс. В интернате живут только мальчики-кадеты, все остальные живут в семьях  с родителями. Большинство семей многодетные,  имеют по 5-6 детей.
— А как с работой?
— Вот с этим трудновато.  Мужчины в основном занимаются строительством: создали бригады, работают по району.
За последние годы в Ивановское приехали  жить 400 человек. Из местных в селе остались только несколько  старушек. Кроме того приезжие оседают в райцентре — поселке Борисоглебском,  в  соседних селах — Вощажникове и Давыдове, и в радиусе 10-15 километрах, где можно зацепиться.
Сейчас в школе учится 180  детей. А когда-то ее собирались закрывать, пока в начале 90-х не приехал сюда  из Москвы преподавать историю Владимир Мартышин. Тогда в школе было 56 человек, уроки вели девочки-выпускницы, и школа медленно, но верно шла к своему закрытию как неперспективная.
— Сейчас  я остановил дополнительный набор, — рассказывает Мартышин. — Просто нет места.
Наберите в Интернете  «Школа в селе Ивановское на Лехте»  и  кроме сайта самой школы на вас вывалятся десятки, сотни публикаций  о ней. То, что  разработал и ввел в практику Владимир Мартышин,  строго называется концепцией  целостного развития школьников. Кроме обязательной школьной программы для государственных общеобразовательных школ (а школа живет по всем государственным законам с  вытекающими отсюда последствиями)  дети  здесь изучают  красноречие, каллиграфию, живопись, музыку, хореографию. Основными курсами в учебном процессе являются «Отечествознание» и «Добротолюбие».
— Конечно, под этим названием мы преподаем детям нравственное богословие, — поясняет Владимир Сергеевич. — Но как называется этот предмет, не столь важно. Важно, что нам удалось подойти к разработке курса с интересом, не забалтывая важнейшие христианские истины и не опуская их до уровня примитивных схем.
Школьники ходят в походы, участвуют в поисках останков незахороненных бойцов. Они  вовлечены в изучение истории родного края, истории Отечества. За два десятка лет существования школы учениками собраны имена борисоглебцев-воинов, начиная от Ильи Муромца до участников  войн в горячих точках. Эти имена не просто сохранены для потомков, они поминаются по Синодику самими школьниками, и для молодежи складывается реальное представление о живой Церкви Христовой, где все живы, где «наши мертвые нас не оставят в беде».
Изучение истории происходит  по методу «расширения горизонтов». В  первом классе ребята изучают школьный двор.  Потом переходят к истории улицы, семьи, села, области и, наконец, России. При этом православное краеведение – это возможность учить историю не только сидя за учебником, где весь опыт человеческой цивилизации умещен в нескольких десятках абзацев, а непосредственно сталкиваясь с ней на раскопках, в музеях, во время работы поисковых отрядов, при реконструкции храмов и установлении поклонных крестов. Дети составляют свою родословную и таким образом обретают корни, становятся включенными в историю всего человеческого рода.
Владимир Сергеевич цитирует  отца Сергия Булгакова: «История не есть чреда сменяющих друг друга дат и событий, а история борьбы добра и зла».
Зимой дети играют в хоккей, занимаются фигурным катанием. Баталии длятся по четыре месяца, и недавно прошел даже хоккейный турнир между приходами Борисоглебского благочиния. В иные дни на лед выходит  более 50 любителей хоккея и фигурного катания.
Учителя здесь под стать ученикам: приехали в Ивановское  из самых разных уголков России, чтоб быть принятым на работу надо пройти конкурс.  Судя по тому, что выпускники школы поступают в вузы Ярославля, Москвы и Питера  выбирают  учителей правильно.
Содержание  Ивановской школы вступает в вопиющее противоречие с ее формой.  Весь этот океан энтузиазма, выдумки и фантазии заключен в несколько   небольших одноэтажных строений, «главное» из которых когда-то строился под начальную школу.
Удивительным образом дети не замечают этих стесненных обстоятельств, и например  бал, для которого шили воздушные длинные платья,  гремел в школьном коридоре.
На стене на нескольких плакатах разобранное по строчкам стихотворение Игоря Северянина.
О России петь — что стремиться в храм
По лесным горам, полевым коврам…
О России петь — что весну встречать,
Что невесту ждать, что утешить мать…
О России петь — что тоску забыть,
Что Любовь любить, что бессмертным быть!
Вот тебе и эгофутурист.
Россия в Ивановской школе  везде. Конкурировать с ней может  только  малая родина. Корни этой малой родины уходят в глубокую древность.  Здесь родился епископ Трифон, тот самый, которому явилась икона Толгской Божией Матери. Здесь  в 19 веке открылась одна из самых первых школ в России. В Ивановской школе учились три священномученика —  Александр Елоховский, Николай Розов и Константин Любомудров. Мемориальные доски в их память установлены  на фасаде школы. Здесь бывал епископ Тихон Белавин, будущий Патриарх Московский и Всея Руси.  Здесь во времена гонений  существовал тайный монастырь под духовным руководством монаха Гефсиманского сада.  Что это как не свидетельство Покрова Божия,  под которым находится эта земля.

 —  Мы радуемся, что  на нашей земле прославлено столько священномучеников, — говорит настоятель храма отец Феодор. – Духовенство постоянно мыслями  возвращается в это время. Мы пытаемся сравнить себя с ними, понять,  чего нам не хватает. Что же Господь дал им, что они смогли в таких непростых условиях наполнять своей молитвой, подвигом нашу землю, даже когда все  храмы были закрыты.  Хочется служить новомученикам, отметить их имена святыми престолами, чтоб дети знали их, читали их жития.
Епископ Переславский и Угличский Феодор, обращаясь к детям,  говорил в своей проповеди, как не изменить Богу даже перед лицом смерти:
 —  Надо очень внимательно следить за собой. Надо знать о том, что через послушание старшим, поставленным над нами, у нас вырабатывается послушание Богу. А без послушания Богу  мы не сможем наследовать Небесного Царства.  И пусть благодать сегодняшнего праздника  пребывает со всеми вами, помогает  изменить ваше сердечко,  чтобы в нем  пребывало больше любви, долготерпения, смирения, послушания, кротости, и меньше зависти, злости, обиды и празднословия. Тогда вы будете настоящими учениками Христа.
После праздничной трапезы  владыка  встретился  с детьми, а потом для духовной беседы с их родителями.   Дети задавали детские вопросы: «Почему вы стали монахом?»,  «Почему вы ходите с посохом?».   Мальчику, который спрашивал про посох, владыка доверил его держать,  и тот  благоговейно не выпускал его  из рук в течение всей встречи.  Родители спрашивали про свое, взрослое, но так или иначе связанное с детьми «Как победить страсти?», «Как не рассеиваться на молитве?».
По каким критериям родители Ивановского на Лехте выбирали школу для своих детей? Она должна быть  с высоким уровнем квалификации учителей, чтобы педагоги были профессионалами и  давали детям  хорошее качественное образование. Соответствует.
Чтобы  школа имела мировоззренческий  вероучительный стержень, и  преподавание  помогало бы  детям вырасти православными христианами.  Более чем соответствует.
Чтобы  в школе была добрая атмосфера общения между детьми и преподавателями.  Без вопросов. Как заметил владыка:
 — Обратите внимание, какое здесь у детей мирное внутреннее устроение. Они совершенно лишены агрессии.

Возвращаясь домой с  моей знакомой, мы обсуждали увиденное.  Гаджетами  в школе пользоваться запрещено. Если вы имеете на этот счет глубокие философские несогласия, вам придется выбрать другую  школу. Дома решение по гаджетам принимают родители. Нетрудно догадаться, какое оно.
Соцсети? Скорее нет,  чем да.  У  директора школы Владимира Сергеевича Мартышина есть своя страничка в фейсбуке, и  около двух тысяч друзей, среди которых немало известных  в России людей. И  ни одного учащегося Ивановской школы.  Значит, это позиция взрослых. Было бы иначе, они бы туда ломанулись.
Гуччи не  кумир  школьников села Ивановское – в школу они  ходят в  форме, и это очень красиво.  Толкина читают, рэп не слушают. И так далее.
Еще мы рассуждали, что  поднаторевшим в  ироничных  шутках про «скрепы» нашим соотечественникам, наверное,  здесь было бы неуютно.  Кстати, когда Мартышин начинал свой проект,  на дворе  была совсем другая погода. Тогда полновластным победителем в стране была либеральная идея. За последние годы  обстановка  сильно изменилась. В том числе и благодаря Ивановской школе на Лехте.  И не только на уровне идей. Русское, народное входит в моду. Одни кокошники на  Чемпионате мира по футболу чего стоят. В словаре живого великорусского языка  Владимир Даль обозначил народность как «совокупность свойств и быта, отличающих один народ от другого».
3 сентября 2018
Село Ивановское на Лехте Борисоглебского района
Эльвира Меженная