Преподобный Паисий Угличский

Преподобный Паисий Угличский

паисий угличскийПре­по­доб­ный Па­и­сий Уг­лич­ский ро­дил­ся в се­ле Бо­го­род­ском, непо­да­ле­ку от го­ро­да Ка­ши­на, в Нере­хот­ском ста­ну. Его отец, Иоанн Гав­ре­нев, слу­жил у кня­зя Уг­лич­ско­го Ан­дрея Ва­си­лье­ви­ча, сы­на ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия Тем­но­го. Ксе­ния, мать пре­по­доб­но­го Па­и­сия, бы­ла до­че­рью пол­ко­вод­ца Ва­си­лия Ана­нье­ви­ча Ко­жи и род­ной сест­рой пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Ка­ля­зин­ско­го († 1483; па­мять 17/30 мар­та).
Маль­чик, на­зван­ный в Свя­том Кре­ще­нии Пав­лом, был ра­но обу­чен гра­мо­те и уже в дет­стве мно­го чи­тал. Ча­сто он бы­вал с ро­ди­те­ля­ми в Ка­ля­зин­ском мо­нас­ты­ре у сво­е­го дя­ди, где про­ник­ся лю­бо­вью к ино­че­ской жиз­ни. В де­ся­ти­лет­нем воз­расте Па­вел оси­ро­тел и был взят на вос­пи­та­ние в Тро­иц­кую Ка­ля­зин­скую оби­тель. Вско­ре на­сто­я­тель оби­те­ли пре­по­доб­ный Ма­ка­рий, усту­пая на­стой­чи­вым прось­бам сво­е­го пле­мян­ни­ка, ко­то­ро­му не ис­пол­ни­лось еще один­на­дца­ти лет, по­стриг его в ино­че­ство с име­нем Па­и­сий. Под ру­ко­вод­ством опыт­но­го дя­ди, в ти­шине оби­те­ли юный инок рос по ду­ху, не тре­во­жи­мый опас­ны­ми вол­не­ни­я­ми ми­ра; с юных лет на­учил­ся он по­дви­гам по­слу­ша­ния, по­ста и мо­лит­вы. В мо­на­сты­ре ему бы­ло по­ру­че­но пе­ре­пи­сы­ва­ние свя­щен­ных книг. Из­вест­но, что в на­ча­ле XX ве­ка в Ка­ля­зин­ском Тро­иц­ком мо­на­сты­ре хра­ни­лись тво­ре­ния свя­ти­те­ля Гри­го­рия Бо­го­сло­ва, пе­ре­пи­сан­ные ино­ком Па­и­си­ем.
Не за­со­ря­е­мый впе­чат­ле­ни­я­ми мир­ски­ми и очи­ща­е­мый по­дви­га­ми са­мо­от­ре­че­ния, дух его стал спо­со­бен и к со­зер­ца­нию ми­ра ду­хов­но­го. Раз во вре­мя ноч­ной мо­лит­вы явил­ся ему Ан­гел и ска­зал: «Ты дол­жен быть на­став­ни­ком для мно­гих; ты вый­дешь от­сю­да и бу­дешь жить там, где те­бе ве­лят: так на­доб­но для сла­вы Бо­жи­ей». Пре­по­доб­ный Па­и­сий со стра­хом вы­слу­шал эту весть и пе­ре­ска­зал только своему на­став­ни­ку преподобному Ма­ка­рию. Через неко­то­рое вре­мя это чу­дес­ное пред­ска­за­ние осу­ще­стви­лось.
В 1476 го­ду князь Уг­лич­ский Ан­дрей Ва­си­лье­вич, хо­ро­шо знав­ший ро­ди­те­лей пре­по­доб­но­го Па­и­сия, об­ра­тил­ся с прось­бой к Ка­ля­зин­ско­му игу­ме­ну – от­пус­тить ино­ка Па­и­сия из оби­те­ли для то­го, чтобы под его ру­ко­вод­ством ос­но­вать но­вый мо­на­стырь. Пре­по­доб­ный Ма­ка­рий с ра­до­стью от­клик­нул­ся на бо­го­угод­ное же­ла­ние кня­зя и, бла­го­сло­вив сво­е­го пле­мян­ни­ка и вос­пи­тан­ни­ка, на­пра­вил его в Уг­лич. Князь да­ро­вал для бу­ду­ще­го мо­на­сты­ря зем­лю на ле­вом бе­ре­гу Вол­ги, в трех вер­стах от Уг­ли­ча. По­се­лив­шись там в хи­жине, пре­по­доб­ный Па­и­сий при­сту­пил к со­ору­же­нию де­ре­вян­но­го хра­ма в честь Бо­го­яв­ле­ния Гос­под­ня. Вско­ре к нему со­бра­лись де­сять мо­на­ше­ству­ю­щих со­бра­тий, ко­то­рые обос­но­ва­лись в по­стро­ен­ных пре­по­доб­ным Па­и­си­ем кел­ьях.
Ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский Ти­хон, в епар­хию ко­то­ро­го вхо­дил Уг­лич, ру­ко­по­ло­жил пре­по­доб­но­го Па­и­сия в сан иеро­мо­на­ха. По­сле это­го князь на­стой­чи­во про­сил пре­по­доб­но­го при­нять игу­мен­ство. Усту­пив его прось­бам, пре­по­доб­ный Па­и­сий воз­гла­вил но­во­устро­ен­ный мо­на­стырь, где ввел стро­гий об­ще­жи­тель­ный устав.
Бла­го­че­сти­вый князь Уг­лич­ский Ан­дрей Ва­си­лье­вич с боль­шим ува­же­ни­ем от­но­­сил­ся к пре­по­доб­но­му, не раз он со­дей­ство­вал укреп­ле­нию оби­те­ли и де­лал щед­рые вкла­ды для ее даль­ней­ше­го бла­го­устрой­ства. Так, в бла­го­дар­ность Гос­по­ду за рож­де­ние двух сы­но­вей, Ди­мит­рия и Иоан­на, вос­при­ем­ни­ком ко­то­рых стал пре­по­доб­ный Па­и­сий, князь пе­ре­дал по­жерт­во­ва­ния на стро­и­тель­ство в мо­на­сты­ре ка­мен­но­го хра­ма. В 1479 го­ду на­ча­лось воз­ве­де­ние но­во­го хра­ма. В 1482 го­ду, по­сле за­вер­ше­ния ра­бот, по­стро­ен­ный храм был освя­щен в честь празд­ни­ка По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­это­му мо­на­стырь стал на­зы­вать­ся По­кров­ским.
В ско­ром вре­ме­ни по со­ору­же­нии со­бор­ной церк­ви вос­стал на кня­зя Уг­лич­ско­го Ан­дрея Ва­си­лье­ви­ча род­ной его брат ве­ли­кий князь Иоанн Мос­ков­ский и, со­гнав с пре­сто­ла, за­клю­чил вме­сте с детьми его в тем­ни­цу, где он и скон­чал­ся в 1493 го­ду. Не ма­ло­ду­ше­ство­вал пре­по­доб­ный Па­и­сий, не из­ме­нил сво­е­му кня­зю, но с че­стью по­хо­ро­нил его в Угличском со­бо­ре. Ко­гда же по смер­ти ро­ди­те­ля сы­но­вья его Иоанн и Ди­мит­рий бы­ли за­то­че­ны в во­ло­год­ской тем­ни­це, мно­го скор­бел о та­кой неправ­де свя­той ста­рец и неод­но­крат­но об­ли­чал Иоан­на, умо­ляя его мно­ги­ми по­сла­ни­я­ми от­ло­жить гнев. Ви­дя неуспеш­ность сво­их про­ше­ний, преподобный Паисий вру­чил сие де­ло су­ду Бо­жию, а сам не пе­ре­ста­вал мо­лить­ся в ти­ши сво­ей оби­те­ли о них и по­сы­лал им в во­ло­год­скую тем­ни­цу все нуж­ное. Он за­бо­тил­ся да­же о том, чтобы и по­сле его пре­став­ле­ния не оску­де­ва­ла ми­ло­сты­ня за­то­чен­ным кня­зьям. Пре­по­доб­ный под­дер­жи­вал дух бла­го­род­ных уз­ни­ков, обе­щая им стра­даль­че­ские вен­цы и нескон­ча­емые бла­га за ма­ловре­мен­ные стра­да­ния. Та­ким об­ра­зом со­зрел ду­хов­ный плод сей в тем­ни­це и, как до­стой­ный уче­ник стар­ца Па­и­сия, князь Иоанн, в схи­ме Иг­на­тий, был сам при­чтен к ли­ку свя­тых.
Свя­тость пре­по­доб­но­го Па­и­сия еще при вре­мен­ной жиз­ни его озна­ме­но­ва­лась мно­ги­ми чу­де­са­ми. Ему был дан от Гос­по­да дар ис­це­ле­ний, но по смирению он скрывал со­вер­ша­е­мые им чу­де­са. Ко­гда при­хо­ди­ли к нему недуж­ные, бес­новатые и про­ка­жен­ные для раз­ре­ше­ния от тяж­ко­го неду­га, то он не про­сто воз­ла­гал на них ру­ки, но при­во­дил в цер­ковь, по­сле мо­леб­на кро­пил их свя­тою во­дою или по­ма­зы­вал еле­ем от лам­па­ды, тем по­да­вая ис­це­ле­ние.
Слу­чил­ся ве­ли­кий по­жар в Уг­ли­че: за­го­ре­лись все по­са­ды и тор­го­вые ря­ды, и не ча­я­ли ниот­ку­да спа­се­ния. То­гда пре­по­доб­ный Па­и­сий со­брал всех нас­то­я­те­лей, ино­ков и свя­щен­ни­ков из оби­те­лей и церк­вей Уг­ли­ча и сам вы­нес из оби­те­ли чу­до­твор­ный об­раз По­кро­ва Бо­го­ма­те­ри на по­жа­ри­ще. Огонь как бы усты­дил­ся чу­до­твор­но­го ли­ка и та­ко­го сон­ма пре­по­доб­ных, и вско­ре угас­ло лю­тое пла­мя мо­лит­ва­ми стар­че­ски­ми. Бы­ло в дру­гой раз силь­ное на­вод­не­ние в Уг­ли­че. Вол­га вы­сту­пи­ла из бе­ре­гов сво­их и окру­жи­ла оби­тель пре­по­доб­но­го, про­ник­ла и в огра­ду, и вол­ны шу­ме­ли око­ло со­бор­ной церк­ви, но хо­тя и сто­я­ла во­да вы­ше по­ро­га цер­ков­но­го, од­на­ко по молитвам старца Паисия, так и не во­шла внутрь хра­ма.
Слу­чи­лось од­на­жды мо­ло­до­му бо­яри­ну уг­лич­ско­му про­ез­жать на коне ми­мо оби­те­ли, и внут­ренне по­сме­ял­ся он над пре­по­доб­ным, ко­то­ро­го за­стал с за­сту­пом в ру­ках, ко­па­ю­щим зем­лю в мо­на­стыр­ском ого­ро­де, но в ту же ми­ну­ту рас­сви­ре­пел под ним конь и сбро­сил с се­бя – бо­ярин упал без чувств. Пре­по­доб­ный сам его под­нял, при­вел в чув­ство и крот­ко ска­зал: «Не осуж­дай ино­ков».
От всех ста­рал­ся ута­ить свой по­двиг тру­жен­ник Па­и­сий, и од­но­му толь­ко Гос­по­ду было из­вест­но рав­но­ан­гель­ное жи­тие его. По­хва­ла же че­ло­ве­че­ская бы­ла при­скорб­на свя­то­му по­движ­ни­ку, и он вся­че­ски ста­рал­ся из­бе­жать мол­вы жи­тей­ской. Ни­ко­гда не пре­воз­но­сил­ся он ду­хов­ной сво­ей вы­со­той и, бу­ду­чи на­сто­я­те­лем, ис­пол­нял все по­слу­ша­ния по­след­не­го ино­ка сво­ей оби­те­ли, тер­пя хо­лод и зной, в од­ной вла­ся­ни­це, в на­деж­де не­бес­но­го воз­да­я­ния. Всех на­учал он сло­вом и при­ме­ром, что мно­ги­ми скор­бя­ми по­до­ба­ет вни­ти в Цар­ствие Небес­ное. В тру­дах и воз­дер­жа­нии пре­по­доб­ный до­стиг  глу­бо­кой ста­ро­сти. Од­на­ко он сам со­вер­шал Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням. Ко­гда не поз­во­ля­ли немо­щи, пре­по­доб­ный Па­и­сий про­дол­жал си­дя ис­пол­нять ке­лей­ное пра­ви­ло.
При­яв тай­ное из­ве­ще­ние от Гос­по­да о ско­ром сво­ем пре­став­ле­нии, он о­вер­шил в по­след­ний раз свя­щен­но­дей­ствие и по­том со­брал в кел­ью свою бра­тию, чтобы уте­шить ее о ско­рой раз­лу­ке и по­учить вза­им­ной люб­ви. Он ве­лел  из­вес­тить бла­жен­но­го пу­стын­ни­ка Кас­си­а­на о сво­ем край­нем из­не­мо­же­нии и ему по­ру­чил свое со­бран­ное ста­до.  Игу­ме­ном по­сле се­бя он поставил добродетельного свя­щен­но­и­но­ка, но и ему ве­лел во всем по­ви­но­вать­ся своему ду­хов­но­му бра­ту бла­жен­но­му от­цу Кас­си­а­ну, на­чаль­ни­ку пу­сты­ни Уч­мы, ко­то­ро­го умо­лил из глу­би­ны сво­ей пу­сты­ни над­зи­рать и за его ста­дом. Устро­ив все нуж­ное для оби­те­ли, сто­лет­ний ста­рец по­чув­ство­вал в серд­це сво­ем ра­дость, как бы некто из даль­них и чуд­ных стран, ве­се­ло воз­вра­ща­ю­щий­ся на свою ро­ди­ну от мно­гих пе­ча­лей в ти­хое при­ста­ни­ще. И в са­мый час сво­е­го ис­хо­да при­об­щил­ся Святых Христовых Та­ин; по­след­ним его сло­вом бы­ло: «Гос­по­ди! В ру­це Твои пре­даю дух мой», и про­све­ти­лось ли­цо его, келья и вся оби­тель ис­пол­ни­лись бла­го­во­ния. Бла­жен­ный Кас­си­ан и бра­тия с ве­ли­ким пла­чем от­пе­ли мно­го­лет­не­го сво­е­го на­став­ни­ка и по­ло­жи­ли в со­здан­ной им церк­ви. Во вре­мя над­гроб­но­го пе­ния мно­го недуж­ных ис­це­ля­лись над свя­щен­ны­ми остан­ка­ми.
В 1609 го­ду на оби­тель на­па­ли поль­ско-ли­тов­ские за­хват­чи­ки: на­сто­я­тель и бра­тия бы­ли умерщ­вле­ны, мо­на­стырь ра­зо­рен, но по про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни си­ла­ми жи­те­лей Уг­ли­ча вос­ста­нов­лен.