Серафим (Самойлович), архиепископ Угличский, священномученик

Серафим (Самойлович), архиепископ Угличский, священномученик

Серафим (Самойлович), архиепископ Угличский (15 февраля 1920 — 17 февраля 1928)
В миру Симеон Николаевич Самойлович, родился 19 июля 1881 года в Полтавской губернии в семье псаломщика из Миргорода.
В 1896 году окончил Лубенское духовное училище, в 1902 году Полтавскую духовную семинарию и отправился на Аляску, где 1 августа того же года был определен на должность учителя Уналашкинской миссионерской двухклассной школы. 1 июля 1905 года он был переведен учителем двухклассной миссионерской школы в Ситку.
25 сентября 1905 года пострижен в монашество с наречением имени Серафим епископом Аляскинским Иннокентием. 2 октября того же года был рукоположен во иеродиакона с причислением к Ситкинскому архиерейскому дому.
25 марта 1906 года был рукоположен в сан иеромонаха.
В этом же году 1 августа назначен настоятелем Нугекского прихода и начальником Нугекской духовной миссии.
25 марта 1908 года был определен преподавателем Священного Писания и Основного богословия в Ситкинской духовной семинарии.
Расстроенное здоровье побудило его подать прошение об освобождении от занимаемой должности для возвращения на Родину. Просьба была удовлетворена указом Святейшего Синода от 4 октября 1908 года, причем ему было сохранено право ношения наградного золотого наперсного креста.
Служение иеромонаха Серафима в Аляскинской епархии было непродолжительным, но плодотворным. Святитель Тихон (Беллавин) высоко ценил ревностного миссионера за личное благочестие и за чуткое и умелое обращение с новопросвещенной светом Христовым паствой.
Миссионерские труды отца Серафима продолжились во Владикавказе. С 25 мая по 25 августа 1909 года он состоял помощником епархиального миссионера Владикавказской епархии.
1 сентября он был назначен духовником Александровской духовной семинарии в Ардоне с освобождением от должности помощника епархиального миссионера. С 16 октября по 5 декабря 1909 года он исполнял обязанности инспектора семинарии.
13 апреля 1910 года был поставлен наместником Могилево-Братского монастыря.
Архиепископ Серафим (Самойлович)23 июня 1910 года был переведен наместником Ярославского Толгского монастыря, по желанию святителя Тихона бывшего тогда на Ярославской кафедре.
11 мая 1912 года был возведен в сан игумена.
В 1913 года им была устроена сельскохозяйственная пчеловодческая школа с приютом для сирот, в которой за счет монастыря и благотворителей обучалось до 25 учеников. Благодаря щедрому пожертвованию святителя Тихона в 5 тысяч рублей при отце Серафиме был расширен монастырский странноприимный дом.
С началом войны 1914 года игумен Серафим учредил при Толгском монастыре лазарет для раненых.
За время пребывания в Толгской обители отец Серафим написал серьёзный труд по истории монастыря, приуроченный к его 600-летию.
В 1915 году был назначен настоятелем Угличного Алексеевского монастыря и возведен в сан архимандрита. Он помогал владыке Агафангелу в управлении епархией.
15 февраля 1920 года хиротонисан во епископа Угличского, викария Ярославской епархии.
Владыка входил в так называемый «Параллельный Синод», существовавший с молчаливого одобрения патриарха Тихона в Свято-Даниловом монастыре. Мыслился он как «постоянно действующее Предсоборное совещание» и главной целью его была подготовка тайного Поместного Собора и тайное поставление священнослужителей для избежания давления властей.
С июля 1922 года некоторое время находился в Ярославской тюрьме. До назначения 15 января 1924 года временно управляющим Ярославской епархией временно управлял Харьковской епархией. 18 мая 1924 года вновь был арестован.
В 1924 года возведен в сан архиепископа патриархом Тихоном.
В 1925-1926 годах в связи с пребыванием преосвященнейшего Агафангела в Нарымской ссылке архиепископ Серафим вновь несколько месяцев руководил Ярославской епархией.
Сохранился документ от 9/22 марта 1926 года: «Ответы управляющего Ярославской епархией, архиепископа Угличского Серафима (Самойловича) на три вопроса Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского) по поводу «григорианского раскола» и его деятелей. В нем владыка Серафим говорил об отсутствии у архиепископа Григория (Яцковского) и его единомышленников канонических прав возглавить Церковь: «в итоге получается явный раскол«. Архиепископ Серафим признает послание митрополита Сергия к архиепископу Григорию вызывающим восхищение в силу основательного понимания и психологически тонкого истолкования резолюции патриаршего местоблюстителя Петра от 19 января/1 февраля 1926 года на докладе членов ВВЦС.
В конце 1926 года он возглавил Русскую Православную Церковь. Произошло это в сложнейший и напряженный период борьбы за сохранение преемственности руководства высшей церковной властью. Патриарший местоблюститель митрополит Петр (Полянский) 23 ноября/6 декабря 1925 года за четыре дня до своего ареста сделал завещательное распоряжение: в случае невозможности ему осуществлять первосвятительскую деятельность в исполнение должности заместителя патриаршего местоблюстителя должен вступить один из трех иерархов: митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), митрополит Киевский Михаил (Ермаков), архиепископ Ростовский Иосиф (Петровых). Высокопреосвященнейший Михаил «совершенно отклонил от себя Наше поручение«. В день ареста митрополита Петра 27 ноября/10 декабря 1925 года митрополит Сергий был на свободе и как первый кандидат принял на себя управление церковными делами. Но 25 ноября/8 декабря 1926 года он был арестован. В исполнение обязанностей заместителя патриаршего местоблюстителя вступил митрополит Иосиф (Петровых), и в тот же день подписал завещательное распоряжение, в котором передал первосвятительские права архиепископу Свердловскому Корнилию (Соболеву) или (в случае невозможности его приступить к своим обязанностям) архиепископу Астраханскому Фаддею (Успенскому), или же архиепископу Серафиму (Самойловичу), если его предшественник в списке кандидатов встретит препятствие к принятию возложенных на него обязанностей.
Так владыка Серафим стал заместителем патриаршего местоблюстителя, о чем он известил чад Церкви в «Послании» от 16/29 декабря 1926 года из Углича:
«Подчиняясь воле Божией и принимая на свои слабые рамена возлагаемый на меня тяжелый Крест, считаю долгом обратиться к собратиям — епископам, пастырям и православно-верующим, умоляя их хранить преданность и послушание Св. Православной Церкви, подчиняясь только законным представителям Патриаршей Православной Церкви«.
Архиепископ Серафим просил собратьев епископов до минимума сократить переписку и сношения с главой Церкви и предоставлял все дела, кроме принципиальных и общецерковных (как, например, избрание и хиротония во епископа), решать окончательно на местах.
Проявил себя стойким исповедником и мужественным хранителем интересов святой Церкви от посягательств гнавшей ее власти. Из воспоминаний бывшего иподиакона владыки Серафима Михаила Николаевича Ярославского (последующее время они отбывали заключение в одном лагере) известно, что архиепископ Серафим отверг попытки вмешательства властей в церковные дела и отклонил предложенный состав ими Синода. В ответ на предложения ГПУ. святитель предложил своих членов Синода, в их числе митрополита Кирилла (Смирнова). «Ведь он же сидит», — отвечали ему чекисты. «А ведь он у вас сидит, освободите его», — сказал святитель. За такой ответ он был вскоре арестован.
В марте 1927 года архиепископ Серафим был вызван Е. А. Тучковым в Москву и заключен во Внутреннюю тюрьму ОГПУ. Через три дня освобожден и выслан в Углич.
Владыка Серафим управлял Церковью до 12 апреля 1927 года. С освобождением из заключения митрополита Сергия, он передал ему свои заместительские права.
Издание «Декларации митрополита Сергия» 16/29 июля 1927 года внесло в церковную жизнь разделения. Болезненное отношение оно вызвало и в Ярославской епархии. Митрополиты Агафангел (Преображенский) и Иосиф (Петровых), архиепископы Серафим и Варлаам (Ряшенцев), епископ Евгений (Кобранов) подписали обращение на имя митрополита Сергия. Указывая на превышение Заместителем Патриаршего Местоблюстителя канонических полномочий, иерархи выражали глубокое сожаление о избрании такого направления деятельности, при котором «начало духовное и Божественное в домостроительстве церковном всецело подчиняется началу мирскому и земному.» В заключении подписавшиеся архиереи выражают верность иерархическому подчинению Местоблюстителю Патриаршего Престола митрополиту Петру и объявляют о самостоятельном управлении Ярославской епархией.
В тот же день владыка Серафим направил митрополиту Сергию личное письмо. Сохранившийся текст является драгоценным документом, свидетельствующем о его высоких христианских добродетелях.
Принципиально расходясь во взглядах с Заместителем Местоблюстителя, он сохраняет глубокое почтение к старшему собрату: «Мне ли, юнейшему сравнительно с Вами, писать эти строки, мне ли поучать многоопытного и многоученого Святителя Церкви Российской, но голос моей совести понуждает снова и снова тревожить Ваше широкое и доброе сердце«. Письмо дышит любовью и к адресату, и к тем, кого глубоко огорчила Декларация: «Дорогой Владыка, я представляю, как Вы должны страдать! Почему же Вы испытывая эти страдания сами не желаете облегчить их тем, которые в свое время доверились Вам. С какой радостью я передавал Вам свои права заместительства, веря, что Ваша мудрость и опытность будут, содействовать Вам в управлении«.
Наконец, в письме выражалась принципиальность автора. Он говорит о том, что Декларация лишает страдальцев за веру духовно-нравственного оправдания.
Митрополит Сергий направил в Ярославль четыре дня спустя письмо на имя митрополита Агафангела, умоляя в нем «сохранить общение с нами, потерпев еще немного нашим немощам.» Хотя послание было адресовано правящему архиерею, косвенно оно, несомненно, было обращено и архиепископу Серафиму и другим подписавшим «Обращение
Из переписки митрополитов Агафангела и Сергия 1928 года видно, что архиепископ Серафим был удален властями из Ярославской епархии. Из свидетельств современников можно убедиться, что он был арестован 17 февраля 1928 года и выслан в Могилёв, находясь в заключении в 6 верстах от города в Буйничском Свято-Духовом монастыре.
11 апреля 1928 года Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий и Временный при нем Патриарший Священный Синод в Постановлении № 76 объявили прещения непринявшим Декларацию архиереям. Четвертый пункт постановлял архиепископа Серафима: «уволить от управления Угличским викариатством«. Постановление № 110, которое предположительно датируется 30 мая 1928 года усиливает меры в отношении владыки Серафима и бывшего Пермского архиепископа Варлаама (Ряшенцева):
«предать их каноническому суду православных архиереев, запретить им временно священнослужение в Ярославской и Московской епархиях и потребовать от них в месячный срок подать письменное отречение от поданного ими заявления 24 января (6 февраля) с.г. и выразить послушание Заместителю Патриаршего Местоблюстителя и Временному при нем Патриаршему Священному Синоду
Из Буйничского Свято-Духова монастыря владыка Серафим направил послание митрополиту Сергию, которое до нас не дошло, по мнению современников оно содержит увещание и повторяет высказанные ранее убеждения.
Глубокоцерковный по духу человек архиепископ Серафим, по-видимому, болезненно тяготился возникшим разделением с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя. Есть сведения, что в мае 1928 года он примирился с митрополитом Сергием.
При этом в своём январском 1929 года «Послании ко всей Церкви» святитель Серафим продолжал обличать политику митрополита Сергия в тяжком грехе «увлечения малодушных и немощных братий наших в новообновленчество». Вскоре после этого последовал его арест, но Послание широко разошлось по всей стране и было опубликовано в Белграде.
Архиепископ Серафим (Самойлович Семен Николаевич), фото из дела 1929г.В марте 1929 года был арестован в Могилёве и осужден на три года заключения в лагере.
Отбывал заключение в Соловецком лагере, где его посылали постоянно на тяжелые общие работы. Поднимая кирпичи на постройку двухэтажного здания, архиепископ Серафим упал с лесов и переломал себе ребра, которые неудачно срослись, что сделало его инвалидом. Осенью 1930 года он был отправлен на строительство Беломорканала.
Протопресвитер Михаил Польский приводит рассказ узника, отбывавшего с ним заключение:
«Тут я впервые увидел… работая лекпомом при приемке этапа, архиепископа Серафима — высокого согбенного старца, с уже остриженными под машинку №1 головой и лицом … мы, лекпомы, старались помочь Владыке, страдавшем двухсторонним хроническим плевритом при декомпенсированном миокарде и общем артериосклерозе. Раз, в конце октября, в сырой ненастный день, проходя мимо землянки — дезокамеры, где производилась дезинфекция вещей при герметически закрытой двери, а заключённый-инвалид караулил снаружи камеру …, я услышал, что зовут меня по имени. Подойдя, я увидел продрогшего архиепископа Серафима, — «На эти посты ставят на 2 часа по очереди нас, инвалидов; я стою с 12 дня и меня не сменяют (Было около 6-ти часов вечера)«.
Тот же свидетель рассказывает, что в марте 1932 года владыку освободили и направили этапом в ссылку в область Коми-зырян к северу от Вятки.
«Он слабел телесно, но духом был твёрд … Больной — Владыка Серафим часто вспоминался мне в скитаниях по тюрьмам и ссылкам, когда лишённый физического общения с верующими, я мысленно в молитве поминал его; мне представлялось его кротко улыбающееся изможденное лицо и, склонив в молитве голову, я словно чувствовал на ней его исхудалую, огрубевшую, покрытую ссадинами архипастырскую руку«.
В 1933 году архиепископ Серафим вновь был осуждён на три года ссылки. В июне того года он был доставлен из Космодемьянской тюрьмы в Архангельск. Здесь, в окружении ссыльных архиереев и ближайшего поверенного секретаря протоиерея Николая Пискановского, развил деятельность по организации Истинно-Православной Церкви — церковной оппозиции курсу митрополита Сергия (Страгородского). Он ведёт переписку с митрополитом Кириллом (Смирновым), направляет «понукания пламенные», призывы к решительным действиям по возвращению первосвятительской власти. К концу года у него исчезли надежды, что митрополит Кирилл, первый кандидат на наследование первосвятительского звания в соответствии с завещанием патриарха Тихона, сможет предпринять решительные действия. Тогда владыка Серафим написал «Деяние» от 14/17 декабря 1933 года, в котором он объявил митрополита Сергия (Страгородского) «лишённым молитвенного общения со всеми православными епископами Русской Церкви и запрещённым в священнослужении за свою антиканоническую деятельность,» начиная с 1927 года.
Священномученик Серафим (Самойлович). Алтарная роспись Московского подворья Соловецкого монастыряДля утверждения этого «Деяния» (или «Послания») в Архангельске состоялся «Малый катакомбный Собор» или совещание, решения которого должны были стать основой для всех ссыльных епископов и духовенства. Существуют сведения, что патриарший заместитель митрополит Петр (Полянский) писал из ссылки, что Российские преосвященные должны сами наложить прещение на митрополита Сергия за его антиканонические деяния.
В мае 1934 года снова был арестован в Архангельске по обвинению в создании новой «контрреволюционной организации сторонников истинно-православной церкви» и приговорён к пяти годам лагерей. Заключение отбывал в Сусловском отделении «Сиблага».
Расстрелян 4 ноября  1937 года в лагере в Мариинском районе Кемеровской области.
Прославлен на юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года для общецерковного почитания.
Память 22 октября в день кончины, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, а также Соловецких, Кузбасских и Полтавских (Украина) святых.

Источник: Открытая Православная Энциклопедия ДРЕВО